Ауди
медицина

ЕНАКИЕВО И ЕНАКИЕВЦЫ

joomla

Разработано совместно с Ext-Joom.com

У нас в гостях

Written on 15/02/2018, 10:31 by admin
iz-predstavitelya-v-meryИмя Дмитрия Сергеевича Лысенко хорошо знакомо енакиевцам: исполнять обязанности главы администрации города он началпочти два года назад. Сегодня его часто узнают на улицах, делятся переживаниями, просят помочь в решении личных проблем. Между тем о биографии градоначальника до сих пор мало что известно, поэтому в беседе с Дмитрием Сергеевичем мы первым делом попросили его немного рассказать о себе.  – Где вы выросли и учились, чем занимались до...
27070
Written on 27/01/2018, 11:34 by admin
k-75-letiyu-osvobozhdeniya-enakieva-ot-nemetsko-fashistskikh-zakhvatchikov-nachalo-nemnogo-istorii Освобождение Донбасса от фашистской оккупации было крайне сложным. Немцы вдоль реки Миус соорудили хорошо укрепленную оборонную линию, на отдельных участках фронта создали многократный перевес в военной силе и технике. Первые попытки освобождения были предприняты еще в мае 1942 года. Однако провал операции по освобождению Харькова не только не облегчил положение Донецкого края, но привел к дальнейшему расширению оккупации его северо-восточной...
27265

СЕГОДНЯ

Новые игры Alawar.
Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

Ads

Ads

>

Енакиевский металлургический завод воспитал целую плеяду замечательных людей, прославивших предприятие не только в нашем городе, но и далеко за его пределами. Имена эти, действительно, славные, но сегодня, к сожалению, многие незаслуженно забыты. Среди них и Николай Иванович Гончаренко – выдающийся организатор металлургического производства, ученый, лауреат Государственной премии, кавалер трех орденов Ленина и трех орденов Трудового Красного Знамени. Тридцать лет проработал он на ЕМЗ. Среди директоров завода советского времени Николай Иванович дольше всех возглавлял предприятие, причем дважды – до и после войны.

Вот почему в праздничном номере газеты, посвященном Дню металлурга, мы решили рассказать о Н.И. Гончаренко, сыгравшем огромную роль в развитии металлургической промышленности СССР, Индии и Алжира. Краткий очерк о нем есть в книге Федора Литвинова «Золотые россыпи завода», изданной в 1999 году. Подробно о своей жизни и работе рассказал сам Н.И. Гончаренко в «Воспоминаниях металлурга», рукопись которой подготовлена в 1986 году, но, к сожалению, так и не увидела свет. Хранится она в музее Енакиевского металлургического завода. Воспоминаниями о Н.И. Гончаренко поделились его родственники, живущие в Енакиеве. Жизнь племянников Николая Ивановича – Анатолия Леонтьевича Лысенко и Людмилы Дмитриевны Ещенко и их семей – также тесно связана с металлургией. Научную эстафету от своего дяди принял и еще один племянник Н.И. Гончаренко, брат Людмилы Дмитриевны Роланд Дмитриевич Каменев. Начинал свой трудовой путь он на ЕМЗ, потом работал мастером доменного цеха и начальником исследовательской лаборатории в ЦЗЛ на «Криворожстали», стоял у истоков кафедры металлургических технологий Криворожского металлургического института, одно время заведовал ею, кандидат технических наук, доцент, признанный специалист в области доменной плавки, автор многих научных статей и соавтор монографии «Доменная плавка в мощных печах».

От рабочего до директора

Родители Н. Гончаренко, выходцы из бедных крестьян, приехали в наш край еще в начале строительства Петровского завода в 1896 году. Как вспоминал сам Николай Иванович, они «были совершенно безграмотными». Но отец был искусным портным, первое время и жили этим ремеслом, однако стабильного дохода оно не давало. Чтобы прокормить семью, а она была большая – кроме Николая, еще два сына и две дочери, отец ушел работать на завод.

Николай Гончаренко родился в 1907 году. И с детских лет вынужден был трудиться, пополняя семейный бюджет. 12-13 летним подростком во время летних школьных каникул подрабатывал на прополке трав вдоль железной дороги от станции Енакиево до станции Волынцево. А после смерти старшего брата, он, в 14-летнем возрасте, чтобы помочь семье, бросил учебу после третьего класса и устроился на ЕМЗ в паросиловой цех учеником слесаря. Так 11 октября 1921 года начался трудовой путь Н. Гончаренко. Николай и до этого хорошо знал завод, часто бывал на нем, принося обед отцу, мечтал о профессии металлурга.

Уже в зрелом возрасте Николай Иванович признавался: ЕМЗ «привил мне любовь к труду, воспитал меня». Первым его наставником был слесарь П.А. Акимов. Но ходить в его учениках Николаю долго не пришлось: в мае 1923 года завод законсервировали, и Н. Гончаренко на четыре месяца стал безработным, получая мизерное пособие от профсоюза.

Вернуться на ЕМЗ помог райком комсомола: по его рекомендации Николай устроился нагревальщиком заклепок в котельный цех. Это был очень тяжелый труд, но, превозмогая усталость, юноша после рабочей смены шел на занятия в вечернюю профтехшколу. Понимал, что без знаний он не станет хорошим специалистом-металлургом.
Позже стал помощником разметчика. По словам Н. Гончаренко, «это была интересная работа, которая требовала умения читать чертежи». Профтехшколу имени В. Чубаря он окончил в 1925 году с отличием, получив, кроме «механической специальности», и общее среднее образование. И в этом же году его приняли слесарем в мартеновский цех.

«У меня и моих товарищей по профтехшколе было большое желание учиться, – вспоминал Н. Гончаренко. – Мы, комсомольцы, перед всеми организациями завода, города и области добивались открытия при заводе металлургического техникума, где мы могли бы получить специальность техника-металлурга». Такой техникум был открыт в 1929 году, но прежде чем выпускники профтехшколы начали там учиться, секретарь райкома комсомола Александр Федоров предложил им организовать при заводе школу рабочей молодежи.

Школу со 150 учащимися открыли в помещении бывшей гимназии. «Я был утвержден директором этой школы и преподавателем алгебры и арифметики. Весь преподавательский состав был укомплектован из моих товарищей по профтехшколе, за исключением преподавателя по политграмоте – инженера Потапова… Заместителем по учебной части был утвержден мой лучший друг и товарищ В.Д. Рябкин… В течение 1925 – 1926 годов мы, 17-18-летние комсомольцы, без отрыва от производства с большим желанием и без всякой оплаты выполняли эту почетную комсомольскую нагрузку-поручение. Все вечера, кроме воскресного, мы проводили в школе рабочей молодежи. Для учащихся мы были не только преподавателями, но и товарищами по учебе и работе… Передавать свои знания и опыт другим для многих из нас стало жизненной потребностью», – писал в своих воспоминаниях Н. Гончаренко.

В металлургический техникум он поступил сразу же, как только объявили первый набор, учился там без отрыва от производства и с отличием окончил его в 1931 году. В это время он уже работал мастером-технологом бессемеровского цеха. По его словам, предпочитал ночные смены: «В это время мне никто не мешал более глубоко изучить недостатки процесса, особенно при получении рельсового металла». Со временем все эти наблюдения помогут Николаю Ивановичу в серьезных научных исследованиях.

За производственные успехи в годы первых пятилеток Николай Гончаренко не раз удостаивался званий «лучший мастер-сталеплавильщик», «изотовец» и «стахановец».

В то время Н. Гончаренко часто поручали руководить практикой студентов вузов и техникумов.

Он также вел занятия в школе мастеров бессемеровского цеха, возглавлял производственный сектор в заводском комитете комсомола. И ко всем этим поручениям относился серьезно, без всякого налета формализма. В 1931 году его избрали делегатом от Енакиева на VIII съезд комсомола Украины.

А еще находил время учиться на вечернем факультете Днепропетровского металлургического института, который в 1934 году окончил с отличием. После этого Николай Гончаренко стремительно стал подниматься по карьерной лестнице: помощник начальника бессемеровского цеха, начальник смены мартеновского цеха, помощник начальника этого цеха, а с июля 1937 года – начальник бессемеровского цеха. Ему было всего 30 лет!

В бессемеровском цехе дела тогда шли плохо. Но уже через несколько месяцев молодой начальник цеха такое положение исправил, коллектив начал выполнять и перевыполнять план. Николая Гончаренко вместе с директором П.И. Коганом и парторгом ЦК ВКП(б) на заводе А.Н. Дмитриевым в сентябре 1937 года пригласили на всесоюзное совещание металлургов, которое проходило в Кремле. Слово на нем взял и Н. Гончаренко. Он говорил о необходимости всестороннего изучения бессемеровского процесса с целью улучшения качества рельсового металла.

На молодого инженера обратили внимание в Москве. И 30 апреля 1938 года Николая Ивановича назначили директором 15-тысячного коллектива Орджоникидзевского (Енакиевского) металлургического завода.

Предприятие тогда не справлялось с планом. Перед Н. Гончаренко была поставлена задача – без увеличения мощности завода добиться прироста производства стали, необходимой для полной загрузки прокатных цехов. С присущей ему энергией он взялся за порученное дело. Начал осуществлять план реконструкции ЕМЗ, который был прерван войной. При нем в 1938 году вступила в строй аглофабрика – первая в стране, построенная по отечественному проекту. Это коренным образом улучшило обеспечение завода качественным сырьем.

На уральском фронте борьбы за металл

В феврале 1940 года Николая Гончаренко переводят работать на Урал, где он возглавляет сначала Нижнетагильский металлургический завод им. В. Куйбышева, а позже Серовский метзавод.

Нижнетагильский завод, к приходу туда Николая Гончаренко, работал неудовлетворительно, но со второй половины 1940 года из месяца в месяц стало расти производство металла, а к началу следующего года предприятие уже перевыполняло план.

Здесь, на Урале, в годы Великой Отечественной войны Николаю Ивановичу Гончаренко пришлось решать важнейшую задачу, от которой во многом зависела судьба нашей Победы над фашизмом. Летом 1941 года правительство поручило Наркомату черной металлургии в короткие сроки организовать производство ферросплавов. Выбор пал на Нижнетагильский металлургический завод имени В. Куйбышева. До войны ферросплавы получали на южных металлургических заводах – на базе никопольских и чиатурских марганцевых и хромистых руд. Но никопольское месторождение оказалось в руках оккупантов, а Чиатура была отрезана от центра и востока страны. Поставки ферросплавов в восточные районы прервались именно в то время, когда потребность в них резко возросла, ведь фронт требовал боевую технику, одетую в броню. Создать ее можно было из легированных сталей, а для этого необходимы ферросплавы.

Геологи предложили использовать залежи хромистых и марганцевых руд Урала. Несмотря на их бедность, приняли решение разрабатывать эти месторождения. Несколько недель бились и над проблемой технологии выплавки феррохрома в доменной печи. К ее решению вместе с коллективом завода во главе с директором Н.И. Гончаренко подключились ученые Института металлургии Уральского филиала АН СССР. Трудность заключалась в том, что «до того времени, – писал Н. Гончаренко, – нигде и никогда этот сплав не выплавлялся в доменных печах».

Доменный цех возглавил прибывший в Нижний Тагил из Макеевки опытный инженер Л.Г. Шувалов, которого Николай Иванович знал по работе в Донбассе. И вот 30 августа 1941-го провели первую плавку феррохрома в доменной печи. Двадцать дней шли опытные плавки. Все это время Н.И. Гончаренко, Л.Г. Шувалов и бригада доменщиков почти не выходили с завода. Горячие обеды жены им приносили прямо в цех.

Опытные плавки оказались успешными. И уже с сентября завод начал выдавать по 60 – 90 тонн феррохрома ежесуточно, что позволило приступить к выплавке специальных сталей. Научились варить их несколько десятков марок, в том числе и броневую сталь. К этому времени на Уралвагонзаводе был в основном закончен монтаж эвакуированного авиазавода. Для производства самолетов требовался броневой лист. И металлурги дали его. А вскоре на Уралвагонзаводе приступили к выпуску танков Т-34. Броневые плиты поставляли тагильские металлурги. А прибывший из Киева коллектив Института электросварки, возглавляемый академиком Е. Патоном, внедрил автоматическую сварку броневых плит под слоем флюса.

За несколько месяцев Н. Гончаренко организовал на заводе три специальных цеха по производству ручных гранат, снарядов и хвостовых частей знаменитой «катюши». В цехах в основном работали женщины и подростки 14 – 16 лет. «Я часто наблюдал, как во время перерыва для приема пищи здесь же, у сварочных точечных агрегатов, где делались хвостовые части «катюш», девочки играли в куклы. Такого никогда не забыть!», – писал в своих воспоминаниях Н. Гончаренко.

На завод прибыли рабочие и инженеры, эвакуированные с других металлургических предприятий страны. В Нижнем Тагиле трудились и енакиевцы: главным инженером завода – М.М. Гречухин, начальником производственного отдела – Ю.Е. Червинский, начальником проектного отдела – В.А. Рябкин, старшим диспетчером – И.В. Слюдаков, заместителем директора – К.Я. Рутковский и другие.

В считанные месяцы Нижний Тагил превратился в кузницу боевой техники для фронта. Отсюда на передовую шли эшелоны с самолетами ИЛ-2, танками Т-34, снарядами для катюш… Уральцы внесли неоценимый вклад в Победу над врагом. Большая заслуга в этом была и Николая Ивановича Гончаренко.

После Нижнего Тагила его в октябре 1943 года перевели директором на другой металлургический завод на Урале – Серовский. Здесь еще до войны начали осваивать производство высококачественных сталей для авиационной и оборонной промышленности. А в военные годы приступили к производству феррохрома. Но случались сбои, не со всеми производственными заданиями предприятие справлялось. Поэтому на прорыв направили Николая Ивановича Гончаренко.
Он смог организовать производство так, что уже в середине 1944 года завод стал перевыполнять план по всем показателям, завоевал переходящее знамя Государственного Комитета Обороны как лучшее предприятие страны. На заводе в годы войны освоили выплавку более ста сложнейших марок стали.

Организатор возрождения ЕМЗ

В конце декабря 1946 года Николай Иванович снова возвращается директором на ЕМЗ, сменив на этом посту П.Н. Губкина. Ситуация на предприятии тогда была сложной. Как писал в статье «Боевая задача енакиевских металлургов», опубликованной 2 декабря 1947 года в газете «Социалистический Донбасс» сам Н.И. Гончаренко, ЕМЗ «успешно справился с восстановлением первой очереди металлургических агрегатов и раньше других заводов Сталинской области вступил в строй действующих предприятий. Енакиевские металлурги заслуженно гордятся тем, что через сто дней после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков завод дал первый чугун, приступил к изготовлению железнодорожных рельсов, в которых остро нуждалась страна. Однако за последние полтора года завод работает плохо». План по производству металла и особенно железнодорожных рельсов не выполнялся. Нарушались планы капитальных и планово-предупредительных ремонтов, участились аварии и простои. «Мириться дальше с таким положением нельзя», – отмечал Н. Гончаренко.

Такой ситуацией были обеспокоены и в Министерстве черной металлургии СССР, Сталинском обкоме и Енакиевском горкоме КПУ. Преодолеть отставание и было поручено Н. Гончаренко. Ему предстояло организовать капитальный ремонт по всему рельсовому циклу, обновить доменную печь № 3, бессемеровский цех, блюминг, стан 360, агрегаты и механизмы цеха водоснабжения, паросилового, газомоторного и электрического цехов. Работы по капитальному ремонту стартовали 6 декабря 1947 года. Николай Иванович добился, чтобы все заказы на запасные части, узлы и оборудование выполнялись вне очереди и в самые короткие сроки. В первый день ремонта на заводских воротах появился плакат: «Товарищи! Сегодня завод – это фронт! Задача – досрочно закончить ремонт!» В помощь енакиевцам прибыли 600 квалифицированных рабочих из других предприятий, да и из армии вернулись опытные местные металлурги, пришло пополнение из ФЗО, училищ и металлургического техникума. А всего в ремонтных работах участвовали более десяти тысяч трудящихся завода и города. Пятнадцать дней и ночей в декабре 1947 года они боролись за выполнение поставленной перед ними задачи.

«В эти дни завод и город жили одной целью – справиться своевременно с намеченным объемом работ, – вспоминал Николай Иванович. – Это был серьезный и ответственный экзамен, и он был выдержан с честью. Завод вступил в 1948 год обновленным».

И уже в 1948 году – впервые в послевоенный период – ЕМЗ выполнил план. Теперь перед коллективом предприятия встала задача – поднять производительность труда, довести ее до довоенного уровня. Усилия директора завода были направлены на модернизацию производства. В доменном цехе построили автогараж, на доменной печи № 1 механизировали подачу сырых материалов. Доменщики освоили выплавку бессемеровских чугунов с применением доломитизированного известняка. А работники ЦЗЛ и бессемеровского цеха разработали новую технологию производства среднеуглеродистой стали. Проведена огромная работа по модернизации оборудования, совершенствованию технологии и организации производства в рельсобалочном цехе. Коллектив завода успешно выполнил план пятой пятилетки.

Н. Гончаренко вел также большую научную работу. За освоение новой технологии отливки рельсовой стали в бессемеровских конвертерах, не уступающей по своему качеству мартеновской, Николаю Ивановичу Гончаренко (руководителю работы), начальнику лабораторного цеха Владимиру Николаевичу Мещишену, заместителю начальника лабораторного цеха Федору Григорьевичу Костенко, заместителю начальника химической лаборатории Константину Яковлевичу Козлову, обер-мастеру бессемеровского цеха Устину Яковлевичу Быковскому и инженерам Александру Ивановичу Скакову и Ивану Семеновичу Баулину в апреле 1952 года присвоена Сталинская (Государственная) премия СССР I степени за 1951 год.

Эта технология была разработана на заводе в 1949 году. А спустя несколько лет она была распространена на другие бессемеровские цеха и принесла стране немало миллионов рублей экономии.

Еще одно достижение связано с именем Н. Гончаренко: в 1952 году впервые в мировой практике на ЕМЗ проведены промышленные плавки с обработкой металла перед разливкой под вакуумом в 15-тонных ковшах. Этот проект осуществлялся совместно с членом-корреспондентом АН СССР А.М. Самариным. Его высоко оценил академик И.П. Бардин: «Положительные результаты опытов на Енакиевском заводе плавки трансформаторной стали в вакуумных печах открыли новую страницу в истории развития современной металлургии и положили начало созданию новых процессов вакуумной металлургии». Вакуумирование металла стало все шире внедряться на многих заводах страны.

В 50-е годы правительство больше внимания уделяло созданию новых металлургических предприятий и агрегатов, а вот реконструкция старых заводов оставалась в тени. Поэтому ЕМЗ, по словам Н. Гончаренко, приходилось бороться за свое существование, ведь раздавались даже голоса о бесперспективности предприятия. «Мы, если и проводили так называемую малую реконструкцию, то она, как правило, осуществлялась в результате заводской инициативы и собственного энтузиазма, – вспоминал Н. Гончаренко. – Эти работы не планировались, а значит, не поддерживались ни материально, ни морально со стороны вышестоящих организаций. Более того, не единичны были случаи, когда ряд руководителей за перерасход средств и материалов, не предусмотренных планом, несмотря на высокую эффективность проведенной работы, даже наказывались. В числе «пострадавших» не один раз приходилось быть и мне».

Н. Гончаренко не только руководил масштабной работой по организации производства на заводе, но и много делал по восстановлению разрушенного войной города, возрождению рабочих поселков. За средства завода в центре Енакиева и на Красном городке построены тысячи квадратных метров жилья. Тогда же появилась площадь Ленина. Проложен новый водопровод. Силами ЕМЗ сооружен стадион, возведены клуб для молодежи и заводская больница…

Заботился Н. Гончаренко и о быте трудящихся завода, сразу же после прихода на ЕМЗ поставил задачу улучшить качество питания работников предприятия и их семей, с этой целью расширялись и укреплялись подсобные хозяйства, договорился директор и о поставках из других областей в наш город овощей…

Более десяти лет Николай Иванович стоял у руля ЕМЗ. Проживал с семьей в директорской квартире на улице Достоевского, 9. Обстановка в ней, вспоминает племянница Н. Гончаренко Людмила Дмитриевна Ещенко, была добротной, но скромной, излишней роскоши Николай Иванович не любил. Был прост в общении. На работу и по заводу ходил пешком, а в цеха наведывался практически ежедневно. Многих работников знал по имени, отчеству и фамилии. При встрече всегда первым руку им подаст, поинтересуется, как они живут, какие проблемы волнуют. Внимательно прислушивался к их мнениям, всем толковым предложениям сразу же давал ход. На заводе хорошо знали: если Николай Иванович пообещал выполнить чью-то просьбу, то слово всегда сдержит. Добрым, человечным был, но и требовательным к себе и подчиненным, расхлябанности не выносил, любил порядок и в мыслях, и в делах.
Завод был его вторым домом. А если точнее, его первым домом – там он находился с раннего утра до позднего вечера, а порой и в ночные смены, если требовали того обстоятельства. Опорой Николаю Ивановичу была его жена Ольга Денисовна, посвятившая свою жизнь заботе о муже. Вырастили они достойных детей: дочь Светлана стала учителем, а сын Геннадий пошел по стопам отца, избрав профессию металлурга. С малого возраста воспитывалась в семье Гончаренко и племянница Жанна – дочь погибшего на Курской дуге брата Виктора. Она была для Ольги Денисовны и Николая Ивановича как родная дочь.

Дом Гончаренко всегда был открыт для родных и друзей. Все они могли рассчитывать на его помощь и поддержку. Но вот «порадеть родственничкам» на работе не любил, в этом был принципиальным. Племянник Н. Гончаренко Анатолий Леонтьевич Лысенко вспоминает вот такой случай: когда он окончил металлургический техникум, то дядя его на завод не принял, пришлось уезжать в Донецк и там начинать свой трудовой путь.

Посол советской металлургии

В январе 1957 года Н. Гончаренко назначили директором Украинского института металлов Министерства черной металлургии СССР, который находился в Харькове, а в июле перевели заместителем председателя Луганского совнархоза. В том же году он впервые представлял Украину в Женеве на заседании подкомиссии по металлургии, которая действовала при ООН. Тогда же вместе с другими членами подкомиссии посетил металлургические заводы Югославии, изучая их опыт.

Чиновничья работа в совнархозе была ему не по душе, поэтому, когда ЦК КПСС в 1960 году предложил возглавить группу советских специалистов на Бхилайском металлургическом заводе, Н. Гончаренко сразу же согласился. Более двух с половиной лет он провел в Индии.

Строительство Бхилайского метзавода, которое началось в 1956 году, к его приезду уже завершалось. Пуск первой доменной печи и коксовой батареи произошел в феврале 1959 года. Николаю Ивановичу же предстояло помочь индийским инженерам ввести в эксплуатацию остальные доменные и мартеновские печи, прокатные станы, аглофабрику, коксовые батареи, механическое и энергетическое хозяйства и освоить запланированные металлургические мощности.

Это была кропотливая работа: Н. Гончаренко и другие советские специалисты консультировали индийских инженеров и рабочих, передавали им свой опыт по организации и экономике производства, вместе с ними находили оптимальные инженерные решения.

Некоторые предложения Николая Ивановича воспринимались в Индии поначалу в диковинку. К примеру, чествование передовиков. Приняло оно, конечно, национальную окраску: в виде «чаепития», когда за столом собирались передовики производства вместе с руководителями предприятия, звучали слова благодарности в адрес отличившихся работников, вручались им цветы и подарки. Это очень понравилось индийцам и вызвало большой трудовой энтузиазм, так как многие трудящиеся хотели попасть на такие «чаепития».

Уже в 1962 году завод достиг проектной мощности. До этого мало кто знал о Бхилаи – это была обычная индийская деревня. А теперь всемирно известный центр металлургии. В этом есть и большая заслуга Николая Ивановича Гончаренко. Работу советских специалистов высоко оценили тогдашний премьер-министр Индии Дж. Неру и генеральный директор Бхилайского метзавода Сукусен.

Кстати, по предложению Н. Гончаренко в Индии по примеру СССР с 1963 года стал отмечаться День металлурга.

После возвращения из Индии Николай Иванович с марта 1963 года по октябрь 1965 года был заместителем председателя Украинского совнархоза – начальником главного управления металлургической промышленности Украины. Когда же хрущевские совнархозы ликвидировали, Н. Гончаренко предложили работу в Министерстве черной металлургии Украины. И в это же время его пригласили в Институт проблем литья Академии наук УССР на должность заместителя директора по научной работе. Николай Иванович выбрал институт. Ему он отдал более 20 лет своей жизни. По словам академика В. Ефимова, Н. Гончаренко «внес большой вклад в развитие института, расширение его экспериментальной базы, организацию работ по важнейшим направлениям литейного и металлургического производства». Именно по предложению Н. Гончаренко, поддержанному президентом Академии наук Украины Б. Патоном, было создано опытное производство при институте. Ведь, по мнению Николая Ивановича, «наука без тесной связи с производством немыслима».

Работа в институте на три года прервалась командировкой в Алжир, где Н. Гончаренко с декабря 1966 года до конца 1969 года был советником главного инженера по строительству и освоению металлургического завода в Аннабе. Он консультировал алжирских специалистов по претворению в жизнь проекта завода, разработанного в ленинградском Гипромезе. Поэтому с алжирцами часто выезжал в Ленинград, а также на Криворожский и Новолипецкий металлургические заводы, где проходили практику будущие инженеры и рабочие аннабского предприятия. Для них Н. Гончаренко подготовил и читал курс лекций по организации и экономике металлургического производства. Четырежды приходилось ему выезжать и в Париж, где выполнялась проектная документация на подготовительные работы. Во Франции он знакомился с работой тамошних металлургических предприятий и делился советским опытом.

Плодотворной была и его научная командировка в ФРГ в 1975 году: на немецких предприятиях он изучал технологию получения синтетического чугуна. Как раз этой проблемой в то время занимался киевский институт.

В том же 1975 году Николаю Ивановичу назначили персональную пенсию союзного значения, должность заместителя директора по научной работе он покинул, но в институте продолжал работать. И даже когда в марте 1986 года ушел на заслуженный отдых, связь с институтом не порывал до конца своей жизни.

«Наше поколение – это сама история Родины. Мы вместе с ней прошли славный, подчас трудный путь. Нам краснеть за прожитую жизнь не приходится. Можно нам и позавидовать, так как во многом мы были первопроходцами», – писал Николай Иванович Гончаренко. Эти слова справедливо могли быть высечены на его памятнике на Байковом кладбище в Киеве.

Александр КУПЦОВ

 

Ads

Статьи

Written on 30/09/2018, 06:49 by admin
75-biblioteke27 сентября 2018 г. Центральной городской библиотеке исполнилось 75 лет. Состоялся праздничный вечер «Юбилей в кругу друзей», посвященный этой...
2555
Written on 30/08/2018, 12:14 by admin
skonchalsya-iosif-davydovich-kobzonРодился И. Д. Кобзон 11 сентября 1937, Часов Яр, Сталинская область в еврейской семье Давида Куновича Кобзона и Иды Исаевны Шойхет-Кобзон в городеЧасов...
3615

НАЙТИ

Праздники сегодня

СТАТИСТИКА

Количество просмотров материалов
1784931
© 2018 zemliaki.net.ua. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.
шаблоны joomla на templete.ru
Счетчик тИЦ и PR